На фото: здание Государственной думы РФ

На фото: здание Государственной думы РФ (Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС)

Госдума продолжает завинчивать гайки в интернете. Не успели сломать копья по поводу закона о «суверенном интернете», вступившего в силу 1 ноября, как единороссы из Госдумы разродились еще целым букетом нововведений. В частности, они хотят, чтобы в интернет на территории России можно было входить только по паспорту.

Еще одна идея — наказывать (пока что лишь штрафами) блогеров, скрытно получающих зарубежное финансирование. Хотят депутаты также ужесточить регулирование интернет-агрегаторов товаров (маркетплейсов).

О том, как все эти запретительные инициативы повлияют на растущий российский IT-рынок, «Свободная пресса» поговорила с руководителем аналитического департамента Московского международного финансового центра Романом Блиновым.

«СП»: — Роман Николаевич, можно ли хотя бы примерно оценить степень негативного влияния на IT-индустрию всех этих законодательных нововведений Госдумы?

— Сами по себе любые серьёзные ограничения со стороны действующего законодательства ещё ни разу не шли на пользу реальному бизнесу и развитию любого начинания. Всё законы, типа «закона Яровой», да и этот новый «закон о суверенном Рунете», несут в себе угрозу для бизнеса, в том или ином смысле.

Как минимум, они увеличивают издержки реально существующего бизнеса, а разделять их государство с собственниками и акционерами не собирается. Яркий пример той совершенно обоснованной реакции на новости — это биржевой обвал акций компании «Яндекс» на торгах на Московской и Нью-Йоркской биржах.

«СП»: — Напомню для читателя: обвал произошел после новости об очередном законопроекте — на сей раз про значимые интернет-угрозы".

— Именно так. В ситуации с «Яндексом» нас не пугает слово «стратегическая компания», сильнее всего озадачивает перспектива акционерного капитала и самой частной собственности в стране.

Те компании, которые наше государство отнесёт к числу «смысл-несущих» для своей стратегической безопасности, реально рискуют стать ущербными с точки зрения мировой конкуренции.

Ведь ни для кого не является секретом, что самыми рискованными инвестициями всегда были именно те начинания, которые сейчас признаются абсолютными лидерами в ряде отраслей и, в первую очередь, именно в IT-индустрии и сервисов.

Мы 25 лет назад не все знали, что в мире есть, так называемая, «мировая электронно-информационная паутина», а сейчас, уже подавляющее большинство россиян, без этой глобальной мировой сети жить не может, да и государство тоже.

«СП»: — Ну вот если наш IT-бизнес (а в нем, между прочим, занято 6 миллионов россиян) трясет от каждой депутатской инициативы, можно ли вообще эту отрасль считать успешной и перспективной?

— Мало кто из частных инвесторов преуспел в нашей стране на поприще самостоятельного роста в этой индустрии, ну если не брать в пример те организации, которые выросли из гнезда специальных ведомств и служб. Все и всё, на ниве «буквального венчура», выросло из частных инвестиций и преуменьшать роль международных в данном процессе смысла нет.

Говорить об устойчивом росте акций наших российских IT-компаний в условиях процесса «закручивания гаек», трудно, тем более прогнозировать рост их дальнейшей капитализации, в принципе трудно.

Думаю, в условиях сокращения возможностей привлечения инвестиций, и не только иностранных, а в первую очередь речь идёт именно о них, говорить о росте, наверное, будет сложно. И дело не в том, что иностранные инвестиции одни из наиболее доступных и имеющих, в большинстве своём, длинный характер вложения, будут теперь недоступными.

«СП»: — А можно ли российский опыт сравнить с тем, что происходит в других странах, где интернет так же зарегулирован? Скажем, с Китаем.

— Там, на уровне партии и правительства, есть понимание: в тех случаях, когда идёт речь о формировании облика будущего, и те компании, которые в перспективе смогут создать реальную конкуренцию в мировой экономике и в дальнейшей перспективе стать стратегическими для государства и мира, получают государственную поддержку, и она не маленькая.

В целом практика деятельности очень многих компаний из числа так называемых стратегических для КНР уже можно изучить, и даже сделать соответствующие выводы.

Тут надо признать, что государство должно принимать во внимание, что оно несёт ответственность перед бизнесом и частным капиталом за свою правотворческую деятельность и не только за неё. Государству необходимо не только стать соинвестором в данном случае, но и заранее принимать, наверное, переняв у наших китайских партнёров их способность мыслить стратегически и глядя вперёд.

«СП»: — А в России все с точностью до наоборот…

— Да, мы сначала задекларировали, что строим в стране строим рыночную экономику, а потом спохватились и начали судорожно искать стратегические и ключевые точки для национальной безопасности и те бизнесы, которые с этими точками соприкасаются.

Отдельно повторю ключевую мысль, в попытках изменить правила игры на данном поприще, есть реальная угроза ухудшить бизнес-среду и инвестиционную привлекательность, а вместе с тем и лишить возможности быстрого выхода на мировые рынки и общее развитие не только отдельно взятых компаний, но и всей страны.

В процессе изменения «правил игры» то там, то тут, в результате страдает тот бизнес и частный капитал, который начинал всё «с самого нуля» и потом на смену ему приходят представители «эффективного государственного менеджмента», а также аффилированные к ним бизнес-структуры, и всё вроде бы и функционирует дальше, но прорывами уже не пахнет, да и с чего им быть.

Новости мира: Путин провёл в Бразилиа встречу с Си Цзиньпином

Источник

Комментирование закрыто.

Свежие записи